В столичной клинике украинцу обозначили почки и сердце

e47d5097

Быстрая Интернациональный медицинский дебош грянул в Московской области. 19-летнему украинцу Максиму Шолотюку обозначили органы после того, как он попал в клинику с травмой головы.

Родные узнали про это в морге. Оказалось, доктора действовали по закону. В РФ принята презумпция согласия, любой, кто при жизни не отказался стать донором, в случае гибели будет им без разрешения близких. Взять такой законопроект рассчитывают и на Украине. И пока в России его лишь обсуждают, украинцы делаются непроизвольными донорами заграницей. Продолжит — Инна Билецкая.

Максиму было 19. Молодой человек 2-й раз направился в Московской области на заработки. На стройке снизился с трехметровой высоты. В клинику его доставили в сознании.

Леонид Шолотюк, отец Максима:

— Він все розумів, коли докторі його там запитували — він давав нормальні відповіді, знав бык його звати, знав фамілію, знав, скільки йому років.

Максиму сделали нейрон-операцию. После нее он пришел в себя. Однако отца, который незамедлительно прибыл из Украины, в реанимацию к сыну не запустили.

Спустя пару часов по телефонному номеру рассказали — Максим скончался. В морге отец узнал — у сына взяли почки и сердце.

Вера Шолотюк, мать Максима:

— В нас дескать би такий законопроект 3 місяці назад вийшов, шо можемо без согласія — мера це рускій, мера не рускій, хто поступає, си можемо здорові органи взять.

Получить комментарий в Видновской клинике нам не удалось. Однако отечественным изданиям, картину с Константином Шолотюком ее главврач пояснил так:

«Мы, как медучреждение, изъятием органов не занимаемся. У кого, когда и кем были изъяты органы, я сообщить не могу, так как это считается докторской тайной. В публикации 8 аналогичного законопроекта пишется о презумпции согласия на исключение органов. Исключение органов либо тканей у мертвеца не разрешается, если заведение здравоохранения установлено в известность о том, что он при жизни не хотел этого делать».

Российские адвокаты слова находящихся в московской области докторов признают.

Лидия Санжаровская-Гурлач, адвокат:

— Доктора действовали резонно. По законодательству РФ согласия не нужно. Вследствие этого послание опекунов в трибунал на данный момент, вероятнее всего, не доставит каких-то итогов.

Инна Белецкая, журналист:

— История Максима подняла реальную бурю обсуждений в сети-интернет. Выяснилось, очень многие жители РФ просто не могли знать, что, по закону о презумпции согласия, — они все вероятные доноры. Взять такой же законопроект на Украине парламентариев просят и российские трансплантологи. С мая проект данного документа оценивает Министерство здравоохранения.

Пока украинцы изначально не согласны является донорами после гибели. Однако российские трансплантологи заверяют — смогли приготовить свежий законопроект. Сейчас — слово за Верховной радой.

Александр Никоненко, основной трансплантолог Министерства защиты состояния здоровья Украины:

— Вот так мы приготовились и возлагаем надежды, что Верховная рада осмыслит, что для того, чтобы снабдить благоденствие наших граждан, которые требуют пересадки, надо привнести изменение в законопроект и надо взять эти бумаги.

В семье Шолотюков, которых коснулся посторонний законопроект о презумпции согласия, рассказывают — находить истину в другое государство не отправятся. Их истязает лишь одно — а вдруг сына еще можно было уберечь, однако его юные органы были кому-то крайне необходимы.

Инна Белецкая, Сергей Бордюжа, Ирина Слесарь, Анатолий Василюк, Детали, канал «Интер».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *