Стивен Спилберг: «Я сражаюсь со ужасами, заражая ими прочих»

e47d5097

Спилберг Стивен Спилберг в своем интервью интернет-порталу The Hollywood Reporter сообщал о том, отчего он волнуется на съемках, об отношениях с опекунами, о том, что его злили в детстве и как он отплатил притеснителям.

О ужасе в процессе работы.

«Это далеко не совершенно ужас, скорее всего – ожидание незнакомого. А вы знаете, что незнакомое может пробудить пищевое отравление? Я чувствую какую-то степень беспокойства, сопряженного с тем, что я не могу напечатать план к своей жизни также прекрасно, как к моим кинофильмам. Для меня нет самого лучшего метода освободиться от страхов, как поведать историю и заболеть ими всех других. Впрочем, как только кинофильм снят, мои ужасы сразу же возвращаются». 

О опекунах.

«Со мною и моими 3-мя сестрами мать обходилась скорее всего как старшая сестра, а не как мать. Она никогда в жизни не сообщала нам «нет». Она была Питером Пеном. Она отказывалась взрослеть. В детстве я крайне тосковал по папе (мои опекуны расстались), впрочем мы были совместно, как семья. Просто он неописуемый трудоголик и всегда работал». 

О том, как его злили в детстве.

«В те годы я был ботаником. Аутсайдером. Был очень похож на малыша, играющего на кларнете в каком-то оркестре. Мы, евреи, жили в не-еврейском регионе, и наши соседи кидали нам вдогон: «Спилберги – нечистые жиды». Когда-нибудь в ночное время я обмазал их окна арахисовым маслом. Рассчитываю, что за сроком давности меня невозможно привлечь к ответственности за вандализм». 

Об отречении Иудаизма. 

«Я опровергал его длительное время – я совестился собственной церкви благодаря тому, что меня злили. Я довольно часто сообщал, что моя фамилия имеет германское возникновение, а не иудейское. Я убежден, мой дед и моя бабуля переворачиваются в могилах сейчас, когда я говорю эти слова. Когда в 16 я приоткрыл для себя кинематограф, я отыскал маршрут принятия себя самого… я нашел, что могу делать что-нибудь прекрасно. Мой детский статус «аутсайдера» повлиял на очень многие мои кинофильмы». 

О том, как Спилберг полагал, что никто не заметит «Перечень Шиндлера». 

«Я сделал все, что мне было надо для того, чтобы поведать историю так, как я этого хотел, со всей прямолинейностью, на которую был способен, и не ожидал, что она доставит хоть какую-то прибыль».

О том, что он не менее не заинтересован в съемке боевиков. 

«Я понимаю, что сумел бы снять боевик даже во сне на данном раунде моей карьеры. Однако в настоящее время данный жанр меня больше не притягивает».

О том, что воодушевило его на съемки «Линкольна».

«Вице-президент Lincoln был папой цивилизации, нуждавшейся в исцелении. И в некотором резоне, кинофильмы, которые я снял не так давно, несут внутри себя отзвук положительного общения, которым мы с моим папой радуемся 20, 25 лет».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *