Кончаловский заявил что сегодня нельзя снять Асю Клячину

e47d5097

Кончаловский Андрей Кончаловский, русский, североамериканский и отечественный режиссер-звезда, сообщил в своем интервью ежемесячному журналу Журналист о самых лучших своих кинофильмах, известных коллегах, отношении к девушке в РФ и Анджелине Джоли.

Общаясь с корреспондентом Журналиста о ремейках, которые знамениты в настоящее время на Востоке, Кончаловский, создатель 30 игровых кинофильмов, десятка сценических спектаклей, нескольких книжек, сознался, что если б снимал все собственные кинофильмы в настоящее время, то делал бы это по-другому. 

«Я же поменялся. Мы под воздействием атмосферы, влияющей на наше сознание, значительно обмениваемся. У нас сейчас в наличии интернет, память длинная. Никто не знает мобильного телефона собственной супруги — поскольку клавиши есть, жмем. Вследствие этого посетитель другой и у него упорства не хватает. Очень многие картины 30-х, 40-х, 50-х годов нынешний мужчина далеко не всегда может усмотреть. Даже [режиссеров Андрея] Тарковского либо [Микеланджело] Антониони. Они не может завлечь сегодняшнего посетителя», — заметил сценарист. 

На вопрос корреспондента, насколько бы смотрелся сегодня его кинофильм История Аси Клячиной, Кончаловский дал ответ, что сегодня Асю Клячину снять нельзя, поскольку данной жизни больше нет. 

«Все же Ася Клячина была снята при подобном тоталитарном режиме, который немного дал трещинку, в которой можно было снимать не Сказание о земле сибирской либо Кубанских казаков, а какие-то картины, где были немного истины. Моя иллюстрация обошлась без этих проблесков. Там все правда. Мы просто отправились и стали снимать фермеров, с их нечистыми фартуками, уборными и другим. Она была шоковой с позиции эстетики, поскольку это элементарные люди и обычная жизнь», — сообщил Кончаловский.

Для фермеров сценарист сделал даже особый показ, но иллюстрация им не приглянулась.

<…&ДжиТи;Это было общественное рабство, в котором люди ухитрялись быть успешными. Вообще несчастных людей тогда не было. Они были все за колющейся проволокой. Страна распределялась на несчастливых людей за колющейся проволокой и успешных людей, которые не намерены за колющийся проволоку, вследствие этого они рады<…&ДжиТи;

«Не приглянулась. Они заявили: «Ну, чего это нам демонстрируют Маньку? Мы Маньку и так видели в жизни косую такую! Лучше укажите мне Ладынину [звезда русского кино] какую-то. Так, чтобы хорошо было». Я могу осознать — данная иллюстрация не для них. Данная иллюстрация в целом для людей, которые старались и стараются осознать суть русской колхозной, разбирай — всенародной жизни. Однако колхозная жизнь — это была особенная вещь. Люди не могли уйти никуда, у большинства документов не было. Это была необычная жизнь, такое рабовладение, в котором людей вынуждали работать, и они работали, чтобы есть. Это было общественное рабство, в котором люди ухитрялись быть успешными. Вообще несчастных людей тогда не было. Они были все за колющейся проволокой. Страна распределялась на несчастливых людей за колющейся проволокой и успешных людей, которые не намерены за колющийся проволоку, вследствие этого они рады. Иллюстрация вот о подобном восторженном блаженство данной русской жизни», — заметил сценарист.&nbsp;

В процессе беседы с Журналистом Кончаловский, например, побеседовал и об отечественных женщинах.

«Парень не может быть разделен от женщины. Девушка зачастую делает парня. В особенности у нас. Другое дело, что в РФ, пока, она дает возможность к себе относиться так, как относились к девушке в Средние столетия, — как к сексуальному субъекту, наложнице… Она может даже в Бентли сидеть, а там внутри — XIV век в их с парнем отношениях. И девушка это переносит», — полагает сценарист.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *